Георгиевская ленточка

ИЗМЕНЕНИЯ В ПОВЕДЕНИИ ОХОТНИЧЬИХ ВИДОВ ЖИВОТНЫХ ЗА ПОСЛЕДНИЕ 15-20 ЛЕТ

На первый взгляд эти изменения незначительны и малозаметны. Однако когда просмотрел свои старые заметки и попробовал всё «разложить по полочкам», т.е. по видам охотничьих животных, то сам удивился результату. Естественно, что речь веду исключительно о тех местах, где живу и которые знаю досконально.

В поведении косули.            

Перед залеганием стала делать более многочисленные наброды с петлями, как заяц.                                                                                                                                                                       Преследуемая, даже на небольших заросших полях, долго не выходит на открытое место, пытается крутиться в траве и одному-двум охотникам её не выгнать.                                               В густых зарослях пытается отстояться буквально в нескольких метрах от охотника.  Может даже идти вслед за охотником или загонщиком.
 
Если поблизости есть домашний скот (овцы, лошади или КРС), гонная косуля выходит из загона в их сторону. Раненая косуля при первой же возможности пытается пройти скотскими следами.   
 При появлении даже в отдалении любого транспортного средства (кроме гужевого), встает с лежки и долго не ложиться. С началом охотничьего сезона ложатся не в больших колках и лесных массивах, а в мелких куртинах бурьянов и даже прямо на кормовых полях, если там достаточный обзор и есть  куда скрытно уйти. 
При очень большом охотничьем прессе, в малоснежные, сухие осень-зиму, когда  дороги проходимы для любого транспорта,  лежки делают в таких местах, чтобы видеть и слышать полевые дороги и чаще всего встают и скрытно уходят, как только машины останавливаются, до появления охотников. 
  У косуль, застигнутых на открытых местах, любой автомобиль в пределах видимости вызывает паническое бегство - результат стрельбы из машин на запредельные дистанции из нарезного оружия оптикой.

В поведении зайца русака.   

В отличие от прошлых лет всё реже и реже зайцы используют непосредственно для лежки одиночные «объекты»: столбы, рулоны сена, крупные камни,  кочки и т.п. Около таких предметов образуются естественные укрытия типа лунок или козырьков из пучков травы или снега, зайцы к этим укрытиям подходят, часто имитируется лежка, но «укладываются спать» русаки немного в сторонке, хотя и недалеко. Причем головой всегда в сторону этих укрытий или своих следов к ним и, практически всегда, в пределах выстрела.   Зайцы стали гораздо больше «мастерить». Длина следа от жировки до лежки по-прежнему зависит от многих факторов: от погодных условий, от возраста зайца, от его опыта («стреляный или нет, начало или разгар сезона охоты). Но в целом, длина малика, количество «двоек» и «троек» существенно увеличились. 
 Если раньше можно было подъехать на машине достаточно близко к лежке зайца-русака, то сейчас всё чаще он не позволяет выйти из машины, а срывается уже при приближении транспорта.
                                                       
   В поведении барсука.      
                                                                                                                                                          Пресс на угодья от людей и скота существенно увеличился, а количество мест, удобных для устройства зимовальных нор, осталось прежним. В этой ситуации барсуки всё чаще уходят из постоянных, многолетних зимовальных городков в норы-времянки. Причем, если раньше они уходили к местам обильного корма только на период активного нагуливания жира непосредственно перед залеганием, то сейчас уходят с самой весны и на весь теплый период. И только изредка навещают зимовальные норы, отсюда и ошибочные заключения многих недостаточно опытных охотников о заброшенности этих нор.